Ранее на нашем сайте вышла первая часть интервью.

– Один из футболистов сборной Украины как

– Ну вот вам лучший пример. Когда человек живет футболом 24 часа, когда он бредит тренировками, когда он жертвует многими вещами, это непременно окупается сторицей. Тимощук первым приходил на тренировку и последним уходил. Конечно, это должно было дать результат. Я не удивлен!

– А кто был самым одаренным украинцем в Шахтере?

– Ох… Еще бы вспомнить украинцев. Их было немного. Воробей и Белик уже были в возрасте. Наверное, Чигринский. Но я ожидал от него намного большего. Больше вспомнить некого. Молодых украинцев на подходе не было.

– В советское время украинские и хорватские футболисты были примерно одного уровня. Сейчас хорваты пошли вверх, украинцы – вниз. За счет чего хорватские футболисты добиваются признания в Европе?

– Нужно вкладывать деньги в тренеров и в футбольные школы. Сейчас повсюду в мире растет
уровень тренировочных баз, академий. Нужно шагать в ногу со временем. Насколько я понимаю,
в Украине всё сосредоточено в руках киевского Динамо и Шахтера. Они собирают у себя лучших, потому что у них лучшие условия. Однако нужно развивать регионы, не только Киев и Донецк. Школы должны развиваться на местах – во Львове, Харькове, Одессе, Запорожье, Днепропетровске.

В Хорватии сейчас другая проблема. Дети больше не играют во дворах, сидят дома за Playstation или смотрят мультики на планшете. Я вспоминаю мое детство в Югославии, так мы тренировались 10–12 часов в неделю. Сейчас меня позвали на одну из конференций по развитию спорта в Хорватии, и я им привожу пример: вот мой сын сегодня тренируется только три часа в неделю, четвертый час служит игровым. Получается, в три разаменьше занятий. (Да не другие это проблемы – ровно те же! Мы недавно разговаривали с Владимиром Васильевичем Бессоновым, так он возмущался – мол, как можно получить на выходе футболиста, если молодой человек тренируется полтора часа в день, всё остальное время посвящая чему угодно, только не Игре? Раньше-то целыми днями мяч гоняли и никто не заставлял делать это из-под палки… –Ред.)

– Как вы относились к сербам Вукичу и Дуляю?

– Превосходно! Мы были очень дружны. Никакая война не испортила наши отношения.

– Чем вас удивляли бразильцы в быту – Жадсон, Ферна, Элано, Брандао, Луис Адриано? 

– Меня больше всего поражало их отношение к жизни. У бразильцев совершенно другая, отличная от европейской ментальность. Они всё время расслабленные в хорошем понимании этого слова. Их размеренный стиль жизни чувствуется везде. Они никуда не спешат, потому постоянно опаздывают. Они искренне радуются жизни, непринужденно выражают эмоции. В силу своей жизнерадостности бразильцы любят устраивать веселье и вечеринки, обязательно с громкой музыкой, без нее никак.

– Говорят, аппетит у Жадсона был такой, что он мог слона проглотить. Еду от него прятали, так он местную повариху подкупил – та ему пельмени в пятилитровой баклажке втихаря передавала…

– Жир к нему буквально лип! Стоило ему на барбекю отвлечься, как лишние кило мгновенно
нарастали по бокам. Поэтому в Шахтере так внимательно следили за его питанием.

– Фернандиньо – самый набожный футболист в Шахтере: игра начиналась с Библии, игра заканчивалась Библией. Чем Ферна запомнился вам?

– Когда он пришел в Шахтер, он котировался едва ли не ниже остальных. Я и близко представить не мог, что он сделает такую блестящую карьеру, станет лидером Манчестер Сити. Он пришел вместе с таким высоким, худощавым защитником Леонардо. Фернандиньо ничем не отличался от него по классу. Только где сейчас Леонардо, а где Фернандиньо? По желанию и отдаче Фернандиньо очень напоминает Тимощука. Для успеха он пожертвовал многим. А по жизни Ферна был очень тихим парнем. Прям не бразилец! Вне поля никто его не замечал.

– Брандао это единственный бразилец Шахтера, который не умел играть в футбол, но в итоге научился?

– (Продолжительный смех). На самом деле у него были хорошие игровые качества. Просто их нужно было развить. А Луческу как никто другой умел их разглядеть и развить в человеке. Это еще одно сильное качество Луческу. Он хорошо готовил футболистов к игре. К каждой отдельной игре. Если бы не было Луческу, не думаю, что Шахтер забрался бы на такую высоту.

– Срна убедил вас купить у Саблича BMW X5. Но потом вы чертыхались. Саблич втюхал авто с приличными дефектами?

– Нет. Машина хорошая, но много топлива съедала. Дело даже не столько в этом, сколько в том, что каждые два дня приходилось искать станцию газа, чтобы заправиться. Я нервничал. Для меня автомобиль это средство передвижения, а не роскошь. Я использую машину только для того, чтобы добраться от точки А до точки B. Я не фанат автомобилей.

– В 2006 году вы должны были оказаться в Фулхэме, но вместо вас туда перешел Лаштувка. Как вам отказали в рабочой визе, если вы стабиль но играли в сборной Хорватии?

– Предложение было не только от Фулхэма, но и от Селтика со Стандардом. Это только официальные! Луческу считал, что в Шахтере должно быть два сильных вратаря, поэтому меня не отпускал. Но с Фулхэмом всё было почти на мази. Я здорово сыграл на ЧМ-2006 в Германии, на пользу пошла годичная аренда в Хайдук, я снова обрел уверенность. Проблема действительно заключалась в получении рабочей визы. Я бы ее получил, но вопрос решали 31 августа, в последний день трансферного окна. Поэтому Фулхэм подписал Лаштувку (Чехия в отличие от Хорватии была в ЕС, и Лаштувке не нужно было разрешение на работу – прим.), а я остался в Шахтере. И слава Богу, что так получилось. Потому что в 2007 году я перешел в Спартак!

– Ахметов осыпал команду золотом?

– Да. Я не стану лукавить и рассказывать вам, будто деньги в футболе не важны. Важны, очень важны! Если бы они для меня ничего не значили, я бы всю жизнь провел в Хайдуке за копейки. Но мне Ахметов больше запомнился другим. Так, как он любил свою команду, не любил никто. Он очень часто приходил на тренировки. Стоило Ахметову появиться – сразу шла другая тренировка! У всех глаза загорались. Мне очень жаль, что Шахтер оказался в таком положении. Я давно ничего не слышал об Ахметове. Хочу поблагодарить его и пожелать ему удачи! Я никогда не забуду последнего нашего разговора, когда мы летели из Севильи после матча Кубка УЕФА – тогда я уже подписал контракт со Спартаком…

– Что же он вам сказал?


– Это между нами. Меня подкупало его человеческое отношение. Никто в мире никогда не услышал бы о Донецке, если б не было такого клуба, как Шахтер, который создал Ахметов. Надеюсь, что в обозримом будущем Шахтер вернется в родной дом.

– На Донбасс

– Один раз. Когда я играл в Ростове, мне удалось выбраться на матч Шахтера с Манчестер Юнайтед. Великолепная арена!

– Как вы воспринимаете то, что происходит в Донбассе?

– Я пацифист. Я не люблю любую войну. Гибнут мирные люди, рушатся судьбы тысяч людей. Я не понимаю до конца, что там сейчас происходит, потому что в Загребе об этом ничего не говорят. Но я за мир и надеюсь на возвращение Шахтера домой.

– Как часто смотрите игры Шахтера?

– Нечасто. Я получил работу аналитика на хорватском национальном телевидении и больше сосредоточен на играх нашего чемпионата и Лиги чемпионов.

– Если сравнить Шахтер со Спартаком, как клуб кто сильнее?

– У Спартака большая история. Шахтер стал сильным с приходом Ахметова. Он возглавил Шахтер в 1996 году, а раньше в Советском Союзе главным соперником киевского Динамо был московский Спартак. Кроме того, фанатское движение у Спартака сильнее. У Шахтера более спокойная, толерантная торсида. Это не есть плохо. Это история, традиции. Но Шахтер находится на верном пути. Это клуб, с которым уже считаются в Европе. Это клуб, который лучше всех в Восточной Европе продает.

– Ростов удовлетворял ваши амбиции?

– Нет, но я почувствовал, что такое играть за провинциальный клуб. Осознал, что не только в клубах-грандах можно получать удовольствие от футбола! Поэтому искренне рад, что в моей карьере случился Ростов. Это клуб, который рос на моих глазах. Это клуб, который в России зауважали. Нас реально боялись Спартак, ЦСКА и Зенит. В конце концов, мы выиграли Кубок России, первый в истории Ростова. А в прошлом году Ростов дебютировал в Лиге чемпионов и очень здорово там смотрелся, обыгрывал Баварию. В ноябре в Ростове откроют новый стадион. Кипит жизнь, они развиваются. Мне нравилось играть в России. Если бы не нравилось, я бы не задержался в Ростове на четыре года.


– Последний матч в карьере вы провели в составе Депортиво против мадридского Реала. Более красивого окончания карьеры и не представишь?

– Это да! Перед этим я полгода не играл. Но сломался вратарь и поставили меня. Я тогда твёрдо
решил завершить карьеру именно матчем с Реалом. Получился очень трогательный момент. После игры на поле вышел мой сын, меня поздравлял весь Риасор.

Это была первая и последняя моя игра на Риасоре. После матча в раздевалку зашел президент Реала Флорентин Перес и тоже поблагодарил меня за всё, что я дал футболу. Это дороже любимых денег. Это незабываемо! Конечно, я хочу вспомнить и последний мой матч в Ростове. Меня тоже очень красиво провожали. В такие моменты ты чувствуешь, что смело можешь уходить на пенсию. Ты сделал всё, карьера полностью удалась.