– Николай, что способствовало раннему дебюту в национальной команде?

– Если говорить прямым текстом, левая позиция в сборной проблемная. Эдик Соболь пропускал игру с Хорватией. Тренерский штаб искал альтернативу и обратил внимание на меня. Удачное стечение обстоятельств.

– Обычно так нагло себя в дебютных играх не ведут. Вы решили пойти против правил и удивить, чтобы вас запомнили?

– Я не импровизировал, старался выполнять тренерскую установку. Шевченко требует при возможности играть активно. Если получается активно идти вперед, не отказываться же от этого, верно?

– Во многом благодаря таким активным действиям, вы усадили на скамейку Эдуарда Соболя. Теперь он ваш дублер?

– Я не могу так сказать. В сборной все равны, каждый игрок приезжает на новый сбор с большим рвением и желанием. Все отдаются тренировкам в полной мере. Андрей Николаевич всегда выбирает того, кто лучше готов на данный момент.

– С хорватами играли в типичный шахтеровский футбол, активно подключая Пятова, но тактический ход не сработал – слишком много обрезов. Почему?

– Из-за излишнего волнения и давления, наверное. Мы пытались играть в свой футбол, старались соблюдать структуру игры. Однако до автоматизма эта структура еще не отработана, мы только на пути к этому. Может, кому- то не нравится такая игра, может, даже скажут, что лучше бить вперед и навязывать борьбу там, но Андрей Николаевич диктует такие условия, требует контроля мяча. Наша задача – это выход из обороны в атаку через пас. И, по-моему, неплохо получается.

– В Загребе не чувствовалось, что Украина может обыграть Хорватию. Играли на ничью?

– Нет. Выходить на поле и настраиваться на ничью – гиблая затея. В таком случае лучше вообще не выходить на поле! Мы настраиваемся на любого соперника с позитивными эмоциями. Другое дело, что игра может пойти по-всякому.

– С финнами повезло, что перед этим Мальте проиграли?

– Повезло или нет, но это дало хорошую пищу для размышлений. Определенно мы не настраивались на Мальту как на серьезного противника, потому что это был товарищеский матч. Нужно принимать во внимание и тот момент, что это был конец сезона, силы на исходе, поэтому мы берегли энергетический ресурс на официальный матч с Финляндией. С финнами физически матч дался тяжело – хорошо, что мы его выиграли.

– Победный мяч финнам забил Беседин. Вышел он в старте и в Исландии, а через три дня играл за дубль Динамо. Ситуация с Бесединым – отображение того, что происходит в украинском футболе?

– В сборную его вызывают заслуженно – он бьется на поле, забивает. Как обстоят дела в клубе, это его личное. Может, в команде тренер видит его по-другому. Это индивидуальные особенности отношений клуба и тренера.

– Кравец тоже не играет. Селезнев потерял место в основе Карабюкспора. Где брать нападающих? Или учиться играть без них?

– Нападающие всегда есть, даже если они не играют. Футболист на то и профессионал: если потерял место в основном составе, он не должен киснуть, а обязан быть готов в любой сложный момент выйти и отдаться на все сто процентов, максимально помочь команде. Я думаю, у нас именно такие форварды.

За Хорватию обещана дополнительная премия

– С турками выдали шикарный матч, но через три дня провал в Исландии. Украина – команда настроения?

– Нет. С Исландией мы неплохо сыграли первый тайм. Нас надломил быстро пропущенный мяч в начале второй половины, из-за чего мы не смогли показать свою игру. У Исландии выжидательный стиль игры. Они выждали момент, использовали его, сели в оборону и сыграли на контратаках, забили второй гол и спокойно довели матч до победы.

– Возвращение Кучера в сборную удивило?

– Кривцов получил травму. Возможности Саши Кучера всем известны. Его никто не забыл, поэтому и обратились за его опытом в такой ответственный момент. Плюс Кучер очень хорошо проявляет себя в Кайсериспоре.

– Как нужно сыграть с Хорватией, чтобы их обыграть?

– Так же, как и с турками.

– В оппонентах у вас намечается Брозович. Какое впечатление он оставил по пер

– Брозович – хороший футболист, но в Загребе он не так много брал игру на себя. Сыграл больше на команду. Известно, что Брозович любит смещаться в центр, где создает численный перевес в игроках, и уже оттуда возникают моменты.

– Есть ли у него слабые стороны?

– А у игрока такого класса разве они могут быть? Это высочайшего класса профессионал, недаром он играет в миланском Интере. Я настраиваюсь на очень тяжелую схватку с ним.

– Хорваты сильно зависимы от Модрича?

– Он мозг команды, проделывает большой объем работы, но помимо Модрича у хорватов есть кому взять на себя лидерские функции. Больше скажу, без Модрича качество игры хорватов сильно не меняется.

– Федерация мотивировала игроков на матч с Хорватией?

– В такие дела я не углубляюсь, потому что новенький. Но насколько я слышал, дополнительный финансовый стимул за победу обещан!

– За матч с Турцией тоже "насыпали"?

– Ну да.

– За ничьи дают?

– Нет.

– Игроки добираются за свой счет на сбор или Федерация оплачивает?

– Оплачивает. Я, в принципе, и сам мог бы взять билет, от Полтавы до Харькова рукой подать, но Федерация решает эти вопросы.

Я радуюсЬ игре Исмаили

– Опишите философию футбола Шевченко?

– В первую очередь для Шевченко важна игровая дисциплина. Футбол – командная игра. Важно, конечно, как ты можешь себя проявить, но всё это должно быть в рамках коллективной игры. Поэтому Шевченко требует, чтобы не нарушалась структура игры. Андрей Николаевич хочет, чтобы команда играла первым номером: больше держала мяч, чаще создавала атаки и била по воротам, использовала сильные стороны, в частности, фланги.

– Шевченко хоть раз орал так, что стены дрожали?

– Андрей Николаевич не из тех, кто часто повышает голос. На моей памяти только после Мальты он рвал и метал. Встряску получили приличную. После Исландии он был гораздо мягче и менее эмоционален, сказал, что нужно разобрать и проанализировать игру.

– Как вам кажется, насколько велико влияние Тассотти и Рианчо на Шевченко?

– Раз он их пригласил в штаб, значит, прислушивается к ним. Так и должно быть, тренеры работают сообща. На тактических разборах Тассотти с Рианчо тоже включаются в разговор.

– Тассотти итальянским вином не угощал?

– Пока нет.

– Марлоса желаете видеть в сборной? (интервью записывалось до получения Марлосом гражданства — прим. автора)

– Я читал новость, что он получает украинское гражданство. Это очень деликатный вопрос, потому что одни считают, что в сборной должны играть только украинцы, а другие за то, чтобы натурализовать таких футболистов. Марлос определенно классный исполнитель, который усилит игру сборную. Хочу ли я его видеть в национальной сборной? Давайте этот вопрос отдадим на откуп тем, кто должен решать.

– А Исмаили?

– Его ни в коем случае, вы что? Он же мой прямой конкурент! Шучу. Та же история, что Марлосом.

– Глядя на игру Исмаили, вы радуетесь или расстраиваетесь?

– Почему я должен огорчаться? Радуюсь, конечно. Он здорово вписывается в модель Шахтера. Очень подвижный и техничный игрок, который закрывает всю бровку, очень полезен в созидательной фазе. Такие игроки только украшают наш чемпионат.

– Но чем дольше он будет в Шахтере, тем позднее вы там заиграете...

– Я не задумываюсь об этом и не думаю о конкуренции с Исмаили. Моя карьера развивается так, как должна развиваться. Для меня важно прогрессировать как игрок, я работаю над собой.

– Исмаили до Марсело ближе, чем Пиваричу до Исмаили?

– Вот так сложно сопоставить... Марсело для меня игрок номер один на позиции крайнего защитника, но и Исмаили можно назвать игроком мирового уровня. Он где-то сразу идет за Альбой и Алабой. 

– Бутко семь лет ждал сво

– У каждого своя история, но Бутко не сидел сложа руки, ожидая своего часа. Он играл в других командах, и когда Шахтер востребовал его услуги, Богдана вернули. Конечно, жаль, что он дебютировал при таких обстоятельствах. Но, думаю, он и без этого получал бы свое игровое время в Шахтере.

У Ворсклы и Карпат ставка одинаковая

– До какого года вы связаны контрактом с Шахтером?

– До 2020-го.

– Есть подозрение, что к 2020 году в Шахтере не останется бразильцев. Вы такое можете представить? 

– Почему нет? Их и так стало меньше, если сравнивать с годом 2012-м, например. Я не вижу ничего плохого, если Шахтер станет больше украинской командой. В Шахтере сильная академия, есть много талантливых ребят, но им практически невозможно попасть в основной состав. Если собрать вместе арендованных футболистов, думаю, Шахтер всё равно останется сильной командой.

– Играя в Ворскле, вы переживаете за результаты Шахтера?

– Конечно! У Шахтера и Ворсклы разные задачи, которые никоим образом не пересекаются. Жаль только, что по условиям аренды я не имею права играть против Шахтера. А очень хочется!

– Вы шли в Ворсклу, зная, что там большие задолженности?

– Разумеется. Однако меня это ни капли не смущало. На данном этапе моя главная цель – игровая практика. Определяющим моментом стал разговор с главным тренером Ворсклы Василием Сачко. Он сказал, что хочет видеть меня в Ворскле.

– Платят и вправду только премиальные?

– Да. Хотя вот недавно одну месячную зарплату выплатили.

– Ставка у Ворсклы выше, чем у Карпат?

– Одинаковая.

– С Карпатами вы угадали, что не вернулись – иначе фанаты могли и лицо помять?

– Дело было в другом. Пришел другой тренер, меня во Львове уже никто особо не ждал, и я вернулся в Шахтер. По нынешней ситуации очень сложно что-нибудь комментировать. Я звонил ребятам из Карпат, но на эту тему они предпочитают не общаться. Видно, что они болезненно переживают.

– Что вы испытываете к Динамо?

– Никакой ненависти точно нет. Я знаю многих ребят по сборной, все хорошие парни. Да и пока на своей шкуре я не прочувствовал, что такое Шахтер – Динамо.

– Назовите трех лучших футболистов украинского чемпионата! 

– Марлос, Ракицкий и Срна.

Начинал крайним нападающим

– Финал юношеской ЛЧ – большое достижение. Шахтер вышел туда полностью украинским составом. Что было особенного в той команде Кривенцова?

– Мы были одной семьей. Командный дух был на высочайшем уровне. Все ребята 1996 года, мы знакомы с самого детства. Естественно, наши действия на поле были отточены практически до автоматизма.

– Как воспринимали Челси перед финалом?

– Мы смотрели их полуфинал с Ромой и поняли, что обыграть их будет тяжело. Нам не хватило турнирного опыта. Мы впервые играли в таком турнире, а у Челси чуть ли не каждые два месяца подобные соревнования. В пользу Челси говорил и тот факт, что некоторые их исполнители имели опыт выступления в высших лигах, поиграли в арендах.

– В группе вы прибили Атлетик 6:0. Неужели у басков настолько слабая молодежь?

– Первый матч в Испании мы выиграли 2:0, но игра была трудной. Дома поймали кураж. Победа нам гарантировала досрочный выход из группы, вот мы и рвали их как тузик грелку.

– Стоит ожидать вылета Атлетика из Примеры в обозримом будущем?

– А вот и посмотрим (смеется).

– Вскоре после финала юношеской ЛЧ был юношеский ЧЕ

- Непозволительно уступили грекам в стартовом матче. Вроде контролировали игру, создавали моменты, обложили навесами их штрафную, но мяч не шел в ворота. В итоге уступили 0:2. С Францией было сложно на что-то рассчитывать, сами понимаете, что за поколение у них. Уступили 1:3. А финальный матч с Австрией уже ничего не решал, закончили 2:2.

– В Шахтере вы дебюти

– В первую команду Шахтера я пришел как центральный защитник, но Фонсека сказал, что видит во мне левого защитника. Хотя эта позиция была не нова – в академии я начинал тоже левым крайним. Однако в команде U-19 Валерий Кривенцов с Евгением Котовым поставили на позицию центрального. А если копать глубже, то я вообще начинал крайним нападающим. Но это недолго продолжалось. Травмировался левый защитник, и меня туда перевели.

– Какие главные навыки игры центрального защитника вам привил Головко?

– Центральному защитнику непозволительно проигрывать силовую борьбу. Это главное!

– Головко требовательный, строгий тренер?

– Не так, чтобы прям... Моментами. На крик переходит в крайних случаях. Обычно всё спокойно разъясняет.

– Фонсека – это омолодившийся Луческу?

– Их сложно сравнивать. Два разных специалиста, с разными взглядами и тренировками.

– Какой самый ценный совет дал вам Луческу?

– Он не больно часто общался с молодежью. Единственное, я запомнил его слова, что мы должны брать уроки у футболистов первой команды, пока такие игроки рядом. Это большие мастера, и наблюдая за ними, тренируясь рядом, мы можем обогатиться их навыками и футбольными знаниями.

– Кто тот человек, к чьему мнению вы всегда прислушаетесь?

– Тренер. Остальных я могу выслушать, но поступать буду как хочу.

– Родились вы в Саках. Родители из Крыма?

– Да. Они там и остались. Мама работает врачом, присматривает за инвалидами-колясочниками, а папа – водитель экскурсионного автобуса. У меня два брата. Старший Дима играл в Таврии, а младшему Артему рано думать о футболе, ему четыре года.

– Как в Крым добираетесь?

– Поездом до границы, перехожу пешком, а там меня уже встречают на машине.

– У вас кличка Мотя, как и у всех Матвиенко и Матвеевых?

– А вот и нет! У папы и брата – да, но в Шахтере играл со мной Кирилл Матвеев, сын Олега Матвеев. Вот он и был Мотей. А двух Моть быть не могло, поэтому меня по имени называли.

– Вы активный пользователей соцсетей? Как общаетесь с фанатами?

– Активный. Больше времени провожу в Инстаграме, Вконтакте запрещен. Иногда пишут поздравления, а иногда и не поздравления (смеется). Могут и плохое написать, но я стараюсь не реагировать.

– Поклонницы часто зовут на свидания, пытаются понравиться?

– Нет. Никто не пишет. У меня есть девушка (Анна Шокер. – В. П.). У нас длительные отношения, мы больше года вместе.

– Где вы встретились?

– В Киеве. Аня работала в ресторане, в который я часто ходил. Когда узнал об этом, то стал чаще туда приходить. Так и закрутилось.

– Аня по

– Уже нет.

– Чем она вас покорила?

– Вкусно готовила (смеется). Но мне в ней нравится всё.

– Что для вас самое важное в отношениях с девушкой?

– Поддержка и доверие. Я не приемлю фальши и обмана.

– Вся левая рука Ани расписана тату. Не вижу у вас татуировок. Вы не сторонник нательной живописи?

– Я – нет. Но категорично к этому не отношусь. Каждый волен поступать так, как считает нужным. Я не зарекаюсь, что вот никогда не набью тату. В данный момент такого желания нет.

– Кто у нас в сборной тату

– У всех по чуть-чуть. Полностью рука забита у Ракицкого и Хачериди.

– От чего зависим Николай Матвиенко?

– В кино хожу постоянно. В Полтаве нет таких больших развлечений, как в Киеве. Поэтому досуг в кино. Смотрю трейлер, и если фильм рейтинговый, то идем. Не имеет значения, кто играет или какой жанр.

– Каким видите себя через пять лет?

– Лучше, чем сейчас. Но я не люблю загадывать наперед. Жизнь расставит всё на места. Где должен быть, там и буду. 

Валерий Пригорницкий, журнал "Футбол"